1976 (І), № 5

Съпоставителни изследвания / Contrastive Studies

БУЮКЛИЕВ, Иван – Из историята на относителното подчинение в белоруски и български. 1976 (І), № 5, 96–104.

The article deals with relative clause subordination in Byelorussian and Bulgarian. Irrespective of the fact that relative subordination in these two languages is characterized by the existence of well-defined types of connections, the detailed contrastive analysis can contribute to the elucidation of some problems of the general Slavic tendencies. These tendencies show different intensity in different areas and, in spite of the individual peculiarities of the processes, lead ultimately to similar results. In this connection it is relevant to quote N. van Wijk’s words: „chaque langue détachée du tronc slave a transformé à sa façon le patrimoine commun“.

БЪЧВАРОВ, Янко – За някои особености на словореда в българския и белоруския език. 1976 (І), № 5, 105–110.

Word order in Slavic and other languages has three main functions: grammatical, communicative and stylistic. The grammatical function expresses the syntactic relations in the sentence and allows the differentiation of its components. The communicative function serves functional sentence perspective. The stylistic function is prominent in the language of fiction and the media and relies above all on inversion. On the whole the communicative function dominates in synthetic languages, while in analytical languages (Bulgarian) the grammatical function comes to the fore. This is a simplified picture, however, and there is often a complex interplay of functions. Thus Bulgarian emphasizes the communicative function by means of doubling of the object, uses of the article, passive constructions, etc. The article makes use of Byelorussian and Bulgarian material to prove its points.

ВЕНЕДИКТОВ, Г. К. (Москва) – Към семантичната характеристика на един рядък тип глаголи в българския език (К семантической характеристике редкого типа глаголов в болгарском языке). 1976 (І), № 5, 5–10.

Статья доказывает, что замена глаголов типа закръстосам, заизвия глаголами типа закръстосвам, заизвивам совершенного вида и наоборот, невозможна без изменения характера самих действий, обозначаемых каждым из этих типов глаголов. В других славянских языках подобные глаголы не встречаются. Совершенно невозможные в русском языке глаголы *зарассказать, *заизвлечь или в белорусском глаголы *зарасказаць, *заперапiсаць и т. д. Рассмотренная здесь особенность болгарского языка – уникальное явление в системе славянского глагольного вида.

ГЮЛУМЯНЦ, К. М. (Минск) – Някои наблюдения над българската фразеология в сравнение с източнославянската (Некоторые наблюдения над фразеологией болгарского языка в сравнении с восточнославянской). 1976 (І), № 5, 11–16.

Сравнительное изучение славянской фразеологии предполагает решение целого ряда вопросов. Все они концентрируются вокруг двух узловых проблем: сходство и различие языков. Практика показывает, что при изучении фразеологии на первый план выдвигается выявление общего и установление каких-то типичных закономерностей. Цель нашего сообщения – рассмотреть некоторые особенности фразеологии современного болгарского языка в сравнении с русской, белорусской, украинской. Мы объединяем восточнославянские языки, имея в виду одну систему, которая по какимто признакам может быть противопоставлена другой.

КАЛЮТА, Александър М. (Минск) – Някои асоциативни връзки при названията на лица в българския език. 1976 (І), № 5, 17–20.

Статья рассматривает сопоставление ассоциативных полей близких по семантике слов, между которыми существуют какие-то отношения. Этими отношениями в значительной мере определяются ассоциативные поля слов. Для выявления подобных отношений лингвистически наиболее значимыми оказываются самые частные реакции, приведенные в ответ на слово-стимул. Мы исходим из известного положения о том, что слова-реакции в ассоциативном эксперименте каким-то образов связаны со значением слова-стимула. Иначе говоря, разницу в значении двух слов, в принципе, можно соотнести с различием в структурах их ассоциативных полей.

КАРПОВ, Владимир А. (Минск) – Употреба на предлозите в български и белоруски текстове. 1976 (І), № 5, 20–26.

Исчезновение падежей в болгарском языке вызывает более частые употребления предлогов, взявших на себя функцию выражения падежных отношений. В связи с ней возникают вопросы – насколько возросла употребляемость предлогов, какие предлоги употребляются чаще, другими словами – какие предлоги взяли на себя функции падежей? В структурном плане эти изменения должны проявить себя в передвижении болгарских предлогов по частотным рангам при сравнении с другими языками, обладающими категорией падежа.

КУЦАРОВ, Иван (Пловдив) – Категорията непреизказност – преизказност в съвременния книжовен български език и средствата за изразяването ѝ в белоруски език. 1976 (І), № 5, 126–138.

The topic of this article is non-evidential verbal forms in present-day Bulgarian and their rendering in Byelorussian. After a discussion of the category and a review of the means of its expression in Byelorussian, the following conclusion is reached. Byelorussian offers a variety of lexical and syntactic ways of rendering this Bulgarian verbal category and they form a functional-semantic field without a nucleus. The role of context and the interplay with modality is also discussed.

ЛАШКОВА, Лили, Лидия КУЕВА-ШВЕРЧЕК – За някои функционални съответствия на българския определителен член в белоруски. 1976 (І), № 5, 139–148.

On the basis of the semantic category of definiteness we study the functional equivalents of the Bulgarian definite article in Byelorussian. In addition to expressing definiteness, the Bulgarian definite article has developed some purely grammatical functions. Conversely, Byelorussian makes use of grammatical means (case inflection) to express this semantic category. The role of demonstrative pronouns, reliance on context and other factors are also discussed. For lack of space we do not discuss the functional sentence perspective aspect of the problem.

ЛЕКОВ, Иван – Съпоставителният анализ на белоруския и българския език в рамките на родствените отношения между двата езика. 1976 (І), № 5, 149–160.

Contrastive analysis is becoming increasingly popular, although it has been used in the past, especially in combination with the comparative-historical approach. Byelorussian and Bulgarian have received little attention in this respect. The article raises some general problems of the comparison between the two genetically related languages. Byelorussian is a typical inflecting North Slavic language while Bulgarian is predominantly analytical. The first has been subject to bilingual contacts and convergence to the east and west, while the second – to multilingual Balkan influences. For the first, phonetic contact and syntactic separation have been more important, versus Bulgarian grammatical isolation. The differentiation of the two languages is largely based on socio-linguistic factors. Some tentative forecasts for future developments are also offered.

МАРТЫНОВ, В. В. (Минск) – К интерпретации белорусско-болгарских изолекс (Към интерпретацията на белоруско-българските изолекси). 1976 (І), № 5, 27–28.

Специфические болгаро-белорусские изолекси могут иметь двоякий характер. Это либо исконная славянская лексика, возникшая в Припятском ареале между концом старой эры и VІ в. н. э., либо балтизмы, проникшие в этот ареал в это же время. Теоретически мы должны допустить и другие иноязычные инфильтрации (напр. иранизмы, готизмы), однако собранные до сих пор материалы не содержат надежных доказательств в пользу таких инфильтраций.

МЕЧКОВСКАЯ, Нина Б. (Минск) – О названиях словаря в восточнославянских и южнославянских языках (За названията на речника в източнославянските и южнославянските езици). 1976 (І), № 5, 29–33.

История восточнославянских и южнославянских названий словаря демонстрирует общие закономерности развития книжной лексики: 1) устойчивость и традиционность книжной лексики; 2) широкую вариативность обозначений в эпохи формирования соответствующих национальных терминологий; 3) значительное влияние иноязычной лексики (прежде всего книжной лексики авторитетного родственного языка).

МИХНЕВИЧ, А. Е. (Минск) – Именные количественные словосочетания в белорусском языке на фоне болгарского (Именни количествени словосъчетания в белоруския език на фона на българския). 1976 (І), № 5, 34–40.

Сравнение белорусского и болгарского материала позволяет полнее представить некоторые особенности грамматической системы белорусского языка. Оно подтверждает мысль И. И. Мещанинова о том, что уточнение положения того или иного способа выражения синтаксических отношений в строе языка путем использования сравнительной типологии разносистемных языков углубляет исследование всего языкового строя и обогащает выделяемое оформление слова за счет изучения его обусловливающих синтаксических форм. Тем самым строение языка оказывается взятым и по морфологическим, и по синтаксическим показателям.

МУТАЛИМОВА, Муминат А. (Минск) – Дательный самостоятельный в древнеболгарском и в старобелорусских переводах (Дателен самостоятелен в старобългарски и в старобелоруските преводи). 1976 (І), № 5, 41–45.

Настоящая статья подтверждает факты, что дательный самостоятельный с причастием в застывшей форме сохранился в диалектах русского, в диалектах и в литературном белорусском языках. В рассматриваемых памятниках старобелорусского языка этот оборот встречается только в Евангелии В. Тяпинского, да и в нем древнеболгарскому дательному самостоятельному чаще соответствуют переходные синтаксические модели.

 НОРМАН, Борис (Минск) – Синтаксическое значение и перевод с языка на язык (Синтактично значение и преводът от един език на друг). 1976 (І), № 5, 46–53.

Конструктивные синтаксические единицы, связанные с глаголом-сказуемым, обладая своим собственным синтаксическим значением, служат в то же время формой выражения лексического значения глагола, что создает дополнительные трудности при переводе с языка на язык. Эти трудности, проистекающие из идиоматичности самой языковой системы, можно преодолеть при переводе только компромиссным подчинением лексического значения синтаксическому или наоборот.

НОРМАН, Борис (Минск) – Система указательных местоимений в белорусском и болгарском языках (Система на показателните местоимения в белоруския и в българския език). 1976 (І), № 5, 54–62.

Последовательно рассмотрены основные функции указательных местоимений в белорусском и болгарском языках. При этом будем привлекать и лингвистически более разработанный русский материал, с которым белорусские местоимения связывает не только генетическая общность, но и чрезвычайное типологическое сходство. Таким образом, системы белорусских и русских указательных местоимений послужат нам своего рода имплицитным фоном, на котором особенно ярко должна проявиться специфика третьей – болгарской – системы.

ПАВЛЕНКО, Н. А., Н. Н. ПАВЛЕНКО (Минск) – Номина агентис в българския език в сравнение с данните от белоруския език. 1976 (І), № 5, 63–69.

В данной статье изложены некоторые замечания лишь относительно семантически тождественных параллелей, в который каждому исходному слову болгарского языка противопоставляется простое лексическое соответствие белорусского языка. Только изучение всего корпуса образований на тел, -ик(-ник), -чик(-щик) -ец, -исти их соответствий в белорусском языке даст возможность с достоверностью установить специфику сопоставляемых явлений и выявить общие тенденции расхождений со схождений в семантике и словообразовании суффиксальных существительных болгарского и белорусского языков.

ПЛОТНИКОВ, Бронислав А. (Минск) – Однокоренная лексика болгарского и белорусского языков (Еднокоренна лексика в българския и белоруския език). 1976 (І), № 5, 70–74.

Семантика однокоренных слов свидетельствует не только о сходстве языков, но и в определенной мере дает основание для установления различий между ними, поскольку наряду со словами, обозначающими идентичные предметы и понятия, в славянских языках можно наблюдать и однокоренные слова, которые различаются между собой оттенками значений. Эти слова представляют собой своеобразную разновидность „ложных друзей переводчика“, что необходимо учитывать как при переводе с одного языка на другой, так и при их изучении.

СУПРУН, Адам Е. (Минск) – Белорус. диал. жураць‘пригорать, обугливaться’ – бълг. диал. журя‘печь, жарить, сжигать’. 1976 (І), № 5, 74–78.

Учитывая факты в белорусском, болгарском, русском и в других славянских языков, трудно отказаться от мысли о схождении этих двух слов с омонимичных корней.

ТОЛСТОЙ, Н. И., С. М. ТОЛСТАЯ – К вопросу о белорусско-(полесско-) болгарских этнолингвистических соответствиях (Към въпроса за белоруско(полеско-) българските етнолингвистични съответствия). 1976 (І), № 5, 79–87.

Лексика, интерпретируемая в лингвогеографическом плане – значительный, пока еще почти неисчерпаемый резервуар сведений для этногенетических исследований. Однако, если применительно к исторической (праславянской) фонетике и морфологии мы можем говорить об относительной хронологии явлений, о различной степени древности того или иного показателя, о временной последовательности отдельных процессов, то в лексике, прежде всего, если она не заимствована, мы редко и с трудом пользуемся понятием хронологической иерархичности и часто определяем слова лишь как „праславянское“ и „не-праславянское“, а по числу межславянских соответствий, как праславянские „диалектизмы“ и „не-диалектизмы“.

ЦЫХУН, Генадий А. (Минск) – К проблематике белорусско-болгарских языковых связей (Към проблематиката на белоруско-българските езикови връзки). 1976 (І), № 5, 88–95.

Отсутствие прямых контактов между белорусским и болгарским языками и их диалектами на протяжении исторически обозримого отрезка времени, как и отсутствие сведений о каких-либо значительных миграциях носителей этих диалектов в том или другом направлении почти полностью исключает возможность позднейших заимствований в народные говоры, что автоматически повышает ценность любого из обнаруженных совпадений. С целью содействовать прогрессу в этой области ниже приводятся некоторые из таких белорусско-болгарских параллелей.

Дискусии, обзори и научни съобщения

ПАВЛОВА, Румяна – Вопросы изучения русского языка в Болгарии и Белоруссии (Въпросите за изучаването на руския език в България и Белорусия). 1976 (І), № 5, 161–169.

Изучение русского языка в Болгарии и Белоруссии, без сомнения, имеет много общих проблем, что объясняется близостью обстановки, в которой ведется работа по изучению этого второго для белорусов и болгар языка. И в Белоруссии, и в Болгарии русский язык преподается в славянской среде. Между нашими языками имеются общие элементы, обусловленные „единством происхождения“.

Рецензии и анотации / Reviews and Shorter Notices

КАРПОВ, В. А. (Минск) – Българистиката в БССР (библиография). 1976 (І), № 5, 170–178.

В настоящей библиографии включены работы по вопросам болгарского языка, опубликованные в Белоруссии после Великого Октября, независимо от того, где проживают их авторы. С другой стороны, в библиографию включаются работы белорусских лингвистов независимо от места публикации. Таким образом, в библиографии полно представлена картина изучения болгарского языка в Белоруссии, поскольку работы авторов из других мест связаны с происходившими в БССР научными конференциями, защитами диссертаций и т. д., во время которых затрагивались проблемы болгаристики. В список включены работы, специально посвященные анализу фактов болгарского и старославянского (древнеболгарского) языка. Из общелингвистических, славистических и балканистических работ отобраны те, в которых болгарский материал является основным для труда в целом или для отдельных его частей.

Хроника / Events

* * * – О преподавании болгарского языка в БГУ им. В. И. Ленина (Зa преподаването на българския език в Белоруския държавен университет „В. И. Ленин“). 1976 (І), № 5, 179–180.
* * * – Препоръки на участниците в симпозиума Белоруско-български тилологически и генетически езикови връзки. 1976 (І), № 5, 181–183.
* * * – Introduction to the journal issue, which contains papers presented at the Second Bulgarian-Byelorussian linguistic conference. 1976 (І), № 5, 3.

Вашият коментар

Вашият имейл адрес няма да бъде публикуван.